Никто не забыт, ничто не забыто…

Данной публикацией мы открываем серию статей о людях, сражавшихся на полях Великой Отечественной войны, ветеранах войны, а также людях, ковавших Победу в тылу, о тружениках тыла, которые проходили или сейчас проходят лечение и укрепление здоровья в госпитале инвалидов и ветеранов Великой Отечественной войны. 

Они сражались за Родину.

Бирзин Виктор Янович. 

16марта 2013 года исполнилось 90 лет инвалиду Великой Отечественной войны, участнику боевых действий, члену Национального союза журналистов Украины, полковнику в отставке Виктору Яновичу Бирзину.

За четыре года войны Виктор Янович освоил множество воинских специальностей — был сапером, минометчиком, десантником и даже музыкантом. Особенно яркие впечатления остались у Виктора Яновича о последних месяцах войны.  Близость Победы ощущалась во всем, говорил Виктор Янович. Неудержимо катилась на запад бронированная махина нашей военной мощи. Небо буквально застилали пролетавшие полки штурмовиков и бомбардировщиков. За линией фронта стояли впритык тысячи орудий различных калибров. В рассветные часы громыхала канонада очередной артиллерийской подготовки, да так, что повсюду царил сплошной гул и дрожала земля от взрывов.

«Запомнился мне вечер (это было в латвийской Курляндии),- вспоминает Виктор Янович, когда я был вызван к командиру стрелковой роты, который поставил нам задачу — овладеть позициями немцев, укрепившиеся на близлежащей холмистой высоте. С утра я должен был повести бойцов в атаку. Но неожиданно в это время в нашем тылу стали раздаваться беспорядочные выстрелы, взлетали ракеты, слышались крики. Оказалось, что война закончилась и фашистская Германия капитулировала.»

Годы войны, служба в рядах Советской Армии, журналистская и общественная деятельность Виктора Яновича отражены  в его многочисленных статьях и публикациях. По его признанию, только за период сотрудничества с многочисленными региональными, республиканскими и общесоюзными изданиями им было опубликовано более 2000 статей на самые различные темы.

Виктор Янович Бирзин многократно проходил лечение и укрепление своего здоровья в госпитале инвалидов Великой Отечественной войны.

Одесский городской совет ветеранов, региональное отделение Национального союза журналистов Укаины поздравили Виктора Яновича с 90-летним юбилеем, пожелали ему крепкого здоровья, бодрости духа, любви и заботы родных, энергии и оптимизма, новых творческих удач, добра и благополучия!

При написании данной статьи использовались материалы из газеты «Одесские известия».

НАШИ ВЕТЕРАНЫ

В госпитале ветеранов Великой отечественной войны проходил лечение ветеран Вооруженных Сил Василий Кырмызы – выпускник военного инженерного училища. Его подразделение очистило от взрывоопасных предметов, оставшихся от войны более 250 гектаров в Новгородском районе.

В «Красной Звезде» от 21 февраля 1960 года была опубликована статья «Взрыв в карьере» о разминировании авиабомбы времен Великой отечественной войны подразделением старшего лейтенанта Советской Армии Василия Кырмызы.

«Сапер не ошибается – не раз говорил солдатам ст.лейтенант Кырмызы. На каждом занятии он добивается от подчиненных правильных действий, отличного знания инженерного дела.

5 ноября 1960 года в карьере Новгородского комбината стройматериалов экскаваторщик Иван Смелов обнаружил авиабомбу времен отечественной войны. Саперы старший лейтенант Василий Кырмызы, старший сержант Виктор Сафонов и рядовой Антон Даукна решили обезвредить 250-ти килограммовую авиабомбу на месте в карьере, осторожно опустив «гостью» на дно выработки и произвели подрыв.

Земля и воздух содрогнулись от мощного взрыва. Комья глины летели на расстояние до 800 метров, от взрывной волны лопнули стекла в помещении, но эта малая беда отвела большую беду – люди и техника не пострадали».

Это лишь небольшой эпизод из жизни и служебной деятельности бывшего сапера, ветерана Вооруженных Сил Василия Кырмызы.

10001

Автограф на рейхстаге

Статья Тамары Каретниковой – члена президиума совета ветеранов Приморского района г.Одессы о ветеране войны Протопоповой Валентине Алексеевне.

«…Еще в бытность председателем первичной ветеранской организации у меня зародилась мысль написать в газету об участнике боевых действий, инвалиде Великой Отечественной войны Валентине Алексеевне Протопоповой. Написать потому, что годы уходят, и если этого не сделаю, вряд ли кто другой заинтересуется судьбой этого скромнейшего человека. Ведь знаю, что работников средств массовой информации прежде всего привлекают люди, имеющие на войне высокие ранги, звания, совершившие громкие подвиги. Кстати, у Валентины Алексеевны не было ни того, ни другого – на фронте она трудилась санитаркой в полевом госпитале.

40001

…Война застала 15-летнюю Валю в Ленинграде. 10 июля 1941 года фашистские полчища блокировали город со всех сторон. Вскоре иссякли продовольственные, вышел из строя водопровод. Не стало топлива и электроэнергии. Начался страшный голод. Смерть настигала людей всюду: в пути на работу, за станком, в квартирах и подъездах. Специальные команды не успевали убирать на улицах и хоронить мертвых людей.

- Я диву даюсь, — заметила Валентина Алексеевна, — каким чудом нам удалось выжить, перенести муки голода. Семья наша состояла из 4-х человек – мама, я и две сестренки. Раисе едва исполнилось два годика, а Инне – шесть лет. Бывало, выкупим положенные по карточкам каждому по 125 гр. хлеба на сутки и ешь его как хочешь: сразу или по частям. К тому же и хлеб тот выпекался не из муки, а из макухи ячменя и ржи. Жители осажденного города дошли до того, что варили кору с деревьев, из столярного клея готовили суп и холодец, употребляли в пищу вазелин, касторовое масло. И несмотря ни на что, жители Ленинграда, от мала до велика защищали свой любимый город, который фашисты остервенело атаковали и обстреливали с суши, моря, с воздуха. Ни на один день не прекращались воздушные налеты. Бомбовозы «Юнкерсы» и «Хейнкели» всякий раз сбрасывали на жилые дома и предприятия сотни фугасных и зажигательных бомб. От вспышек «зажигалок» порой ночь казалось похожей на светлый солнечный день.

Вместе с пожилыми людьми, призналась Валентина Алексеевна, и она больше года посменно дежурила на чердаках домов, багром, лопатой сбрасывала на землю извергающие пламя вражеские «зажигалки» или гасила их песком. Зимой сорок второго на сорок третий год семью Пелагеи Алексеевны Семеновой вывезли через Ладогу. Поселились они на железнодорожной станции Хвойная, что в трехстах километрах от Ленинграда.
- Нас блокадников здесь приютила очень добрая и душевная пожилая женщина, — продолжила свой рассказ Валентина Алексеевна. Она кормила нас и посоветовала мне обратиться по поводу работы в 374-ый военный госпиталь, расположенный неподалеку от вокзала. Начальник госпиталя с двумя «шпалами» на петлицах посмотрел на меня исхудавшую до невозможности и как бы сам с собой заговорил: «И куда я тебя такую слабенькую и малолетнюю пристрою?»  Я зарыдала. Но заметила, что и у начальника повлажнели глаза. Меня зачислили санитаркой хирургического отделения. В тот же день старшая медсестра Мария Солдатикова сообщила, что у начальника госпиталя врача 2 ранга Сорина большое горе – в блокадном Ленинграде погибли его жена и двое детей. Летом сорок третьего года 374-ый госпиталь перебросили под Великие Луки. Шли жесточайшие бои. Особенно при освобождении железнодорожной станции Великополье. Поток раненых не прекращался круглые сутки. Всем хватало работы: врачам, медсестрам и санитаркам. Надо было сортировать раненых, определить, кого оставить лечить у себя, а кого отправить в другие тыловые военно-лечебные учреждения. Валентина быстро вписалась в госпитальный коллектив. Ее полюбили за трудолюбие, аккуратность, безукоризненную исполнительность. Труд санитарки фронтового госпиталя, как я убедилась из рассказа Валентины Алексеевны, не поддается никакому учету. Разворачивается, скажем, госпиталь в новом районе – санитарка вместе с другими наводит порядок, дезинфицирует помещения. Во время приема или оправки тяжелораненых – она вместе с выздоравливающими солдатами носит их на носилках. Стирка бинтов, поддержание чистоты в помещениях, кормление тяжелораненых. Раздевание и одевание их тоже не обходится без санитарки. Невыносимо тяжело приходилось медсестрам и санитаркам во время суточного дежурства. Ноги у Вали гудели от усталости, а присесть хоть на минуту нельзя. Один кричит: «Позовите врача, мне плохо», другой после операции еле шевелит губами: «Пить хочу». А молодой танкист с обожжёнными руками умоляет: «Валенька, век буду благодарен, напиши, пожалуйста, маленькое письмо моим родителям в город Саратов».

С бумагой на фронте была проблема. Валентина выпросила в бухгалтерии листок, написала под диктовку текст, адрес и отправила треугольником на полевую почту. Как только не называли и величали пациенты хирургического отделения санитарку Семенову – сестричка, Валюша, доченька, нянечка. Она охотно и душевно исполняла просьбы пострадавших в боях за Родину людей. Дневников на войне Валентина Алексеевна не вела, не до этого было. Теперь сожалеет об этом. Много хорошего и трагического повидала она за два с лишним года пребывания на фронте. Госпиталь нередко оказывался в сложных ситуациях. Однажды на границе с Белоруссией фашисты нащупали место расположения госпиталя и открыли огонь дальнобойной артиллерии. Несколько снарядов разорвались рядом со зданием. Полетели оконные стекла, посыпалась штукатурка со стен и потолка, однако, Тамара Петровна Жукова и другие врачи и медсестры ни на минуту не отходили от операционных столов, продолжали работать.

Еще был случай. Уже в Белоруссии, едва успели развернуть в лесу возле Гомеля госпитальное хозяйство, как налетели фашистские самолеты. Сбросив бомбовый груз, они начали стрелять из пулеметов. На самом деле лишь два человека получили осколочные ранения, а Валентину Алексеевну взрывной волной отбросило на несколько метров в сторону и засыпало землей. Осмотрев Валентину, врач Баскевич установил легкое ранение в левую ногу и контузию. А через пару дней санитарка опять приступила к работе.

Наибольшее число раненых стало поступать к нам в конце апреля сорок пятого года – вспоминала Валентина Алексеевна, когда шли бои на улицах Берлина. Раненые рассказывали, что гитлеровцы в предсмертных судорогах цеплялись за каждый дом, каждый этаж и подъезд.

Была и донором. Помню, утром выкачали из меня очередную, кажется, двадцать шестую порцию крови по 500 гр. для тяжело раненого бойца и старшая медсестра разрешила мне немного передохнуть. А ночью снова на работу. Рядом с госпиталем размещался автомобильный батальон 3-й гвардейской армии. Неожиданно ночью 2 мая у соседей поднялась сильная стрельба. Весь медперсонал госпиталя всполошился. Что случилось? А оказалось, что берлинский гарнизон прекратил сопротивление и сдался в плен. Радость наших воинов выплескивалась через край.

Через пару дней командование батальона решило организовать экскурсию своих людей в поверженный Берлин. В автобусе оказались свободные места. Начальник госпиталя подполковник Сорин разрешил поехать вместе с бойцами батальона Валентине Алексеевне и еще трем санитаркам. Несколько часов автобус колесил по лежащему в руинах городу. На одной из улиц сидевший рядом с водителем майор спросил девушку-регулировщицу, как проехать к рейхстагу.
- Машину оставьте здесь, а к рейхстагу можно пройти пешком – ответила регулировщица. Здесь недалеко. Увидев, как на улицах Берлина везде стоят наши солдатские кухни и повара выдают немцам хлеб, борщ, кашу – Валя Семенова невольно вспомнила блокадный Ленинград и сквозь слезы проронила: «Какие мы, славяне, добродушные…»

70001

У рейхстага стояли толпы наших военных. Стены огромного здания были исписаны надписями и росписями наших воинов. Майор-автомобилист вынул из кармана карандаш, вывел на стене свою фамилию и тут же обратился к девушкам: — А вы, красавицы, чего ждете?  Первой оставила свой автограф Вера Туманова, потом Валя Петрова, Маруся Лукина и Валя Семенова.

В сорок шестом году госпиталь стоял в городе Бурге. Там Валентина Алексеевна встретила симпатичного и умного старшего лейтенанта Николая Алексеевича Протопопова. Вскоре они поженились. Окончив впоследствии военную академию, подполковник Н.А.Протопопов много лет был заместителем начальника Одесского высшего артиллерийского командного училища. Израненный, контуженный фронтовик Протопопов один год не дожил до золотой свадьбы. «Но я, хоть и инвалид войны 1 группы, духом не падаю»,- говорит Валентна Алексеевна.
У нее три дочери, шесть внуков и пять правнуков. По мере возможности Валентна Алексеевна занимается общественной работой, военно-патриотическим воспитанием молодежи.